Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:23 

Омут памяти 2. Хогвартс зовет!

Благословляю вас в дорогу
Во след врага всегда найдутся и друзья.
Деритесь там, где это можно, слава Богу!
И уж, конечно, там деритесь, где нельзя!
Из к/ф "Три мушкетера"


Судя по тому, что Северус и Лили еще не получили писем из Хогвартса, а значит, им не исполнилось одиннадцати лет, два первых эпизода относились к лету 1969 или 1970 года. А вот следующие можно датировать совершенно точно - 1 сентября 1971.

Эпизод третий. На платформе.


Сцена снова сменилась. Гарри огляделся вокруг: он был на платформе девять и три четверти, неподалёку стоял Снегг, слегка сутулясь, а рядом — худая, бледная женщина с кислым выражением лица, очень похожая на него. Глаза Снегга были устремлены на семью из четырёх человек тут же на платформе. Две девочки стояли чуть поодаль от родителей. Лили, похоже, пыталась в чём-то убедить сестру. Гарри подошёл поближе и прислушался.

— Тунья, не сердись, прости меня, пожалуйста! Послушай… — Она взяла сестру за руку и не выпускала, хотя Петунья пыталась вырваться. — Может быть, когда я там окажусь… нет, послушай, Тунья! Может быть, когда я там окажусь, я смогу пойти к профессору Дамблдору и уговорить его изменить решение!

— Я не хочу туда! — отчеканила Петунья и вырвала руку. — С чего ты взяла, что я хочу ехать в какой-то дурацкий замок и учиться на… на…

Её глаза скользнули по платформе, по кошкам, мяучащим на руках владельцев, по совам в клетках, бьющим крыльями и уханьем приветствующим друг друга, по школьникам, некоторые из которых уже надели длинные чёрные одежды, грузившим чемоданы на ярко-красный паровоз и приветствующим друг друга радостными возгласами после долгой летней разлуки.

— Думаешь, я хочу стать… уродкой?

Глаза Лили наполнились слезами.

— Я не уродка, — ответила она. — Это ужасное слово!

— Туда-то ты и едешь, — с наслаждением повторила Петунья. — В спецшколу для уродов. Ты и этот снегговский мальчишка… вы оба натуральные уроды. Хорошо, что вас будут держать отдельно от нормальных людей. Это делается для нашей безопасности.

Лили взглянула на родителей, внимательно оглядывавших платформу с видом самого сердечного удовольствия. Потом перевела глаза обратно на сестру и сказала тихо и зло:

— Вряд ли ты думала, что это школа для уродов, когда писала директору и клянчила, чтобы тебя приняли.

Петунья покраснела до ушей:

— Клянчила? Я не клянчила!

— Я видела его ответ — очень милый.

— Кто тебе разрешил читать… — прошептала Петунья. — Это моё личное… Как ты могла?..

Лили выдала себя, взглянув в сторону Снегга, стоявшего неподалёку. Петунья ахнула.

— Так вот кто нашёл моё письмо! Ты рылась в моей комнате вместе с этим мальчишкой!

— Нет, мы не рылись… — Лили перешла на оборонительную позицию. — Северус увидел конверт и не поверил, что магл мог завязать переписку с Хогвартсом, вот и всё! Он сказал, что, видимо, на почте тайно работают волшебники, которые…

— Волшебники, видимо, суют свой нос во всё! — Петунья побледнела теперь так же сильно, как перед этим вспыхнула. — Уродка! — бросила она в лицо сестре и метнулась к родителям…


Оказавшись на платформе, Гарри мельком отметил, что Снейп пришел вместе с худой бледной женщиной с кислым лицом. Логично предположить, со своей матерью Эйлин, в девичестве Принс, но утверждать этого нельзя. Мы даже не знаем, была ли она той самой женщиной, которую Гарри видел в воспоминаниях Снейпа на уроках окклюменции. Мальчика, что совершенно естественно, заинтересовала другая семья. О Северусе Снейпе на платформе можно сказать только то, что он стоял вдвоем с женщиной, возможно, своей матерью, без отца. Никто не подходил к ним, и они ни к кому не подходили. Все внимания Северуса было устремлено на Лили.

Эвансы прибыли на платформу всей семьей. Девочки стояли чуть в стороне - им нужно было поговорить о своем. Видимо, Лили хотела перед отъездом примириться с сестрой, восстановить добрые отношения. Она ее утешает, обещая поговорить с директором. Петуния вскидывается. Она отчаянно отрицает само желание отправится в замок и учится на волшебницу. По примеру лисицы из басни пытается обесценить недоступное. Зелен виноград, замок дурацкий... а учатся там уроды! Реакция Петунии вполне рбъяснима, она реагировала бы также, если бы Лили уезжала в спортивную школу (все спортсмены - дебилы!), музыкальную (музыканты - нищие!), художественную (художники - психопаты!). Почему сестра может, а я не могу?! Я, что хуже? Нет! А то, что она умеет, мне и вовсе не надо. Это вредное, ненормальное и опасное занятие. Петуния старше на пару лет, значит ей тринадцать, тот самый возраст, когда подросток уже не обращается со своими переживаниями к родителям, а сам разобраться с проблемами уже не может. Защищая собственное эго, она стремится принизить Лили, называет ее уродкой, что очень расстраивает девочку. Увидев, что ее стрела попала в цель, Петуния с наслаждением продолжает, оскорбляя сестру, ее друга, всю их школу. Она убеждает, прежде всего себя, что это не ее не взяли в школу магии, а ненормальных, вроде ее сестры и мальчишки Снейпов, изолируют от порядочных людей. Лили не отличается долготерпением. Петуния обидела ее, и стремление к миру и дружбе в семье сменилось желанием отомстить. Лили не хуже сестры умеет бить по больному. Она оглядывается на родителей, а потом произносит тихо и зло "Вряд ли ты думала, что это школа для уродов, когда писала директору и клянчила, чтобы тебя приняли". Да, она попала не в бровь, а в глаз. Петуния так старается убедить себя и других, что магия ей не нужна, она не желает вспоминать, как рвалась в "дурацкий замок" и боится, что кто-нибудь узнает об этой "позорной слабости". А у Лили есть железное доказательство - видела ответ директора. Желая уязвить сестру, она проговаривается, что читала адресованное ей письмо. Петуния потрясена таким коварством, и я ее понимаю. В моей семье личные записи всегда были неприкосновенны, этот вопрос даже не обсуждался. И поступок Лили меня царапает. к тому же она прочитала письмо не одна, а вместе с мальчиком, с которым у Петунии далеко не дружеские отношения. Это похоже на предательство - Лили жертвует интересами родной сестры, ставя их ниже своих отношений с другом. Петуния обвиняет сестру и Северуса в том, что они рылись в ее вещах. Лили оправдывается - она понимает, что поступила недопустимо, - говорит, что Северус увидел конверт случайно. Вероятно, их действительно заинтересовало, каким образом магл завязал переписку с Хогвартсом. А о Петунии они не думали. Да, Северус в этой истории тоже выглядит некрасиво.

Эпизод четвертый. В купе.

Сцена снова переменилась. Снегг шёл торопливым шагом по коридору «Хогвартс-экспресса», мчавшегося через сельский ландшафт. Он уже переоделся в школьное платье, наверное, воспользовался первой же возможностью отделаться от своей уродливой магловской одежды. Снегг остановился перед купе, где болтали между собой несколько шумных мальчишек. В уголке у окна сидела Лили, прижав лицо к оконному стеклу.

Снегг проскользнул в купе и сел напротив. Она взглянула на него и снова отвернулась к окну. Она плакала.

— Я с тобой не разговариваю, — сказала она сдавленным голосом.

— Почему?

— Тунья меня не-ненавидит. За то, что мы прочли письмо от Дамблдора.

— И что?

Она посмотрела на него с глубоким отвращением:

— А то, что она моя сестра!

— Она всего лишь… — Снегг вовремя остановился. Лили, занятая тем, как бы незаметно утереть слёзы с глаз, его не услышала. — Но мы ведь едем! — Он не мог скрыть ликования в голосе. — Мы едем в Хогвартс!

Она кивнула сквозь слёзы и невольно улыбнулась.

— Тебе лучше поступать в Слизерин, — сказал Снегг, ободрённый этим проблеском.

— В Слизерин?

Один из мальчиков, сидевших в купе, который до сих пор не обращал на Лили и Снегга никакого внимания, теперь уставился на них. Гарри, до этого не замечавший никого, кроме пары у окна, узнал своего отца: худенький, черноволосый, как и Снегг, но совсем другой. По каким-то неуловимым признакам было сразу видно, что об этом мальчике заботятся, его любят и носят на руках — так же как по Снеггу было заметно, что с ним всё обстоит наоборот.

— Кто это тут хочет в Слизерин? Да я бы сразу из школы ушёл, а ты? — спросил Джеймс мальчика, сидевшего напротив. Гарри вздрогнул, узнав в нём Сириуса. Тот не улыбнулся.

— Вся моя семья училась в Слизерине, — сказал он.

— Ёлки-палки! — воскликнул Джеймс. — А ты мне показался таким приличным человеком!

Сириус усмехнулся:

— Возможно, я нарушу семейную традицию. А ты куда собираешься, если тебе позволят выбирать?

Джеймс поднял невидимый меч.

— Гриффиндор, славный тем, что учатся там храбрецы. Как мой отец.

Снегг презрительно фыркнул. Джеймс обернулся к нему:

— Тебе это не нравится?

— Да нет, почему? — ответил Снегг, хотя его фырканье было недвусмысленным ответом. — Если кто предпочитает быть храбрецом, чем умником…

— А ты-то куда пойдёшь, если ты ни то, ни другое? — вмешался Сириус.

Джеймс расхохотался. Лили сидела прямо, вся красная, и переводила неприязненный взгляд с Джеймса на Сириуса.

— Северус, пойдём поищем другое купе.

— Оооо…

Джеймс и Сириус передразнили её высокомерный тон. Джеймс попытался поставить Снеггу подножку.

— До скорого, Нюниус! — раздалось из купе, когда дверь захлопывалась.

Автор еще раз напоминает нам об уродливой маггловской одежде Снейпа, которую он успел сменить на школьную мантию одним из первых. (Это к вопросу, а не была ли его блуза из первого эпизода супермодной). Вероятно, он поспешил переодеться, а потом отправился искать Лили. Она была расстроена, что не удивительно. Это Северус покидал чужой и чуждый мир, тоскливые будни в убогом районе, бесконечные семейные свары, наверное, он чувствовал себя изгнанником, призванным домой. Лили оставляла любящих родителей, любимый дом, беспечное детство, а впереди ее ждала неизвестность. Ссора с Петунией угнетала ее. Возможно, Лили ощущала свою вину перед сестрой, и это было невыносимо. Вспомним первый эпизод: нарушая запрет родителей, она не опасалась наказания. Скорее всего, ей редко приходилось нести ответственность за свои поступки - отвечала старшая сестра, которая "не уследила" за младшенькой. И сейчас Лили стремится избавиться от дискомфорта, возлагая всю вину на Северуса. Она наказывает его: "Я с тобой не разговариваю" - за то, что Петуния ненавидит ее, потому что МЫ прочли письмо. Думаю, если бы письмо вскрыл Снейп. Лили прямо так и сказала бы Петунии, ему, но она не говорит. Он увидел конверт, удивился вслух, возможно, предложил посмотреть. Вскрыли и прочитали письмо вместе, но свою ответственность Лили признавать не хочет. Как ни печально, Северус не понимает, в чем проблема. Для него Петуния всего лишь магла, к тому же несносная девчонка, мешающая общаться с Лили. Он проявляет пренебрежение к Петунии, и определенную нечуткость в отношении к Лили - Северус не понимает, что ненависть сестры ранит ее, у него самого нет такой привязанности к родным. Он уехал от них и счастлив. Впрочем, Северус уже знает, что Лили болезненно реагирует на упоминание разницы между маглами и магами. Он проглатывает готовые сорваться с языка слова. Не умея утешить подругу, Северус пытается переключить ее внимание на радужное будущее. Он надеется, что Лили будет учиться вместе с ним на слизерине, что показывает, насколько он сам далек от реалий магического мира. Похоже, сам Северус не сомневается, что дар магии важнее чистоты крови. В Лили "прорва магии", у него тоже - им самое место на Слизерине.

Радужное представление Северуса о магическом мире и Хогвартсе, в частности, будет разрушено очень скоро. Стоило ему произнести название факультета, как среагировал один из сидевших в купе мальчиков, который ранее не обращал на них внимание, а теперь уставился на них. Гарри узнает отца - Джеймса Поттера - и обращает внимание на разницу между ним и Снейпом. Джеймс выглядит ребенком, о котором заботятся, любят, носят на руках.

Ставя эпиграф к этой главе, я прежде всего подразумевала Джеймса. Складывается впечатление, что он получил тоже напутствие от Карлуса Поттера, что и д'Артаньян от своего отца. Поведение, естественное и оправданное для восемнадцатилетнего гасконского дворянина, намеренного сделать военную карьеру в семнадцатом веке, совершенно иначе выглядит в исполнении одиннадцатилетнего англичанина из обеспеченной семьи, который едет в школу в конце века двадцатого. Джеймс Поттер символически бросает перчатку - Кто со мной? Кто против? Он обозначает свою точку зрения предельно четко - лучше уйти из школы, чем учится на Слизерине. Мальчик, сидящий рядом с ним, - Гарри узнает Сириуса Блэка - замечает, что вся его семья училась на Слизерине. Джеймс высказывается в лучших традициях Дурслей: "Мне ты показался приличным (в других "переводах, нормальным") человеком!" То есть, на Слизерине учатся только неприличные (ненормальные), как с ними поступают, мы уже знаем из главы "Худшее воспоминание Снейпа", также как Дурсли со всякими уродами. Как ни удивительно, но Сириус соглашается со своим вновь обретенным другом (а я поражаюсь, как в крошечной Магической Британии, столь близкие родственники могли не познакомиться до одиннадцати лет. Быть может, весь этот диалог разыгран специально для чужаков?). Как бы то ни было, он высказывает предположение, что не попадет в Слизерин. Джеймс объявляет, что желает попасть на Гриффиндор, где учился его отец, где учатся храбрецы. Северус слышал разговор и выражает свое отношение фырканьем. Джеймс тут же реагирует: "Тебе не нравится Гриффиндор?!", Северус этого не говорит. В отличии от Поттера он выражается более обтекаемо, противопоставляя храбрецов и умников. Намек на отсутствие ума у записных храбрецов очевиден, и Сириус не придумывает ничего лучше, чем прямо оскорбить сказавшего: "Ты ни то, ни другое". Лили тоже почувствовала себя оскорбленной, наверное, как и Гарри, она боялась не подойти ни одному факультету. Джеймс и Сириус случайно задели один из типичных страхов магглорожденных. Она вновь разрешает конфликт тем же способом, что и во втором эпизоде. Лили присоединяется к одной из сторон - в данной ситуации, к Северусу - и уходит. Что любопытно, она не сомневается, что он выполнит команду, произнесенную высокомерным тоном. Так и происходит. Северус послушен, видимо, это привычная схема их общения. А вот Джеймса и Сириуса такое самоуверенное поведение девчонки смешит. А покорность мальчика вызывает презрение. Ему пытаются поставить подножку и дают прозвище "Нюниус".

Эпизод пятый. Распределение.


И сцена снова переменилась…

Гарри стоял за спиной Снегга перед освещёнными множеством свечей столами факультетов, глядя на длинные ряды взволнованных лиц. Профессор МакГонагалл произнесла:

— Эванс, Лили!

Он видел, как его мать на дрожащих ногах вышла вперёд и села на расшатанный табурет. Профессор МакГонагалл надела ей на голову Распределяющую шляпу. Едва коснувшись тёмно-рыжих волос, Шляпа провозгласила:

— Гриффиндор!

Гарри слышал, как у Снегга вырвался тихий стон. Лили сняла Шляпу, протянула её профессору МакГонагалл и заспешила к весело аплодирующим гриффиндорцам. Проходя мимо, она с грустной улыбкой оглянулась на Снегга. Гарри видел, как Сириус подвинулся, давая ей место на скамье. Она взглянула на него, узнала соседа по купе и решительно повернулась к нему спиной.

Перекличка продолжалась. Гарри видел, как Люпин, Петтигрю и его отец присоединились к Лили и Сириусу за столом Гриффиндора. Наконец, когда ожидающих распределения оставалась лишь небольшая кучка, профессор МакГонагалл произнесла фамилию Снегга.

Гарри вместе с ним пошёл к табурету и смотрел, как он надевает шляпу.

— Слизерин! — объявила Шляпа.

И Северус Снегг отправился на другую сторону Большого зала, прочь от Лили, к приветствующим его слизеринцам. Люциус Малфой со сверкающим значком старосты на груди похлопал его по спине и усадил рядом с собой…


Шляпа определяет Лили Эванс на Гриффиндор. Северуса это расстраивает. Общаться с мальчишками из купе Лили не желает, демонстративно отворачиваясь от Сириуса. Северуса распределяют на Слизерин.

Мне представляется сомнительным сам принцип распределения по факультетам, согласно чертам характера. На детей навешиваются ярлыки - храбрецы, умники, простаки, интриганы, они просто вынуждены соответствовать сложившимся представлениям. Черты приобретают гипертрофированный характер - храбрость доводиться до безрассудства, хитрость до беспринципности. Я подозреваю, Шляпа давно ориентируется на пожелания самих учащихся, поэтому и учатся представители одной семьи на излюбленном факультете. Лили Эванс, я думаю, действительно соответствовала требованиям Гриффиндора с его идеалом рыцарства. Чем был продиктован выбор Северуса Снейпа? Желанием учится на том же факультете, что и мама? Интересом к темной магии, которой традиционно занимались слизеринцы? Скорее всего, все вместе, плюс отвращение к маггловскому миру, из которого он жаждал вырваться.

Меня очень заинтересовала реакция Люциуса Малфоя. Он похлопал новичка по спине и посадил рядом с собой. Возможно, Люциус - хороший староста и трепетно относится к своим обязанностям. Возможно, Эйлин все же сохранила какие-то связи с магическим миром и обратилась к Малфоям.MORE]

@темы: "ГП", "сорвать покров"

URL
Комментарии
2015-09-08 в 09:58 

Ифан Карабасовв
Словно канон перечитал! Спасибо!
читать дальше

2015-09-08 в 22:10 

emercy
Спасибо за интересный разбор.
как в крошечной Магической Британии, столь близкие родственники могли не познакомиться до одиннадцати лет. Быть может, весь этот диалог разыгран специально для чужаков?
Собственно говоря, ни Блэк, ни Поттер в этом эпизоде не спрашивают имен друг друга. Возможно, из-за разных политических взглядов Блэки и Поттеры просто не общались. Тогда слова Джеймса выглядишь all ridht звучат вполне понятно - выглядишь как обычный мальчик, а не как злой и страшный темный маг. И то, что Сириус не обижается на Джеймса и принимает его сторону, - тоже выглядит вполне естественно. Ему, воспитанному в традициях Блэков, с детства вдалбливали, что семья на первом месте и для него эти слова еще не пустой звук. Поэтому он принимает сторону кузена, внутренние терки никого не касаются, если что, потом подеремся.
И кстати, выпад Сириуса задевает Лили значительно сильнее, чем Северуса(или Гарри просто не смотрел на него). Снейп, кажется, никак не реагирует на "если ты ни то, ни другое". Видимо, Северус уверен, что он как минимум умный, так что слова Сириуса к нему не очень и относятся. А может и правда, то, что он считает магический мир "своим", себя его частью, делает его не слишком чувствительным к такого рода нападкам.

2015-09-11 в 17:23 

Ифан Карабасовв, Словно канон перечитал! Спасибо!
Вот и думай - комплимент или упрек :thnk:

emercy, я уже когда главу набирала, обратила внимание на то, что нигде не сказано прямо - Джеймс и Сириус встретились только что и еще не знают, кто есть кто. Такое впечатление складывается, но оно может быть обманчивым.

URL
   

Сухие листья слов

главная