15:23 

AU развилки по ЛоГГ

Муж приехал, показывает мне The Expanse, и ЛоГГ пришлось пока отложить, но вображение-то работает! Как я уже писала, меня заинтересовали перспективы развития ситуации в Союзе. Прежде всего в рамках канона меня насторожила трактовка военного мятежа, как инспирированного Рейхом. По сути, установление военной диктатуры в Союзе - единственное, что может представлять опасность для Империи, при любом другом раскладе максимум на что способен Союз это вялотекущая война с переменным успехом. Однако Рейх вербует высокопоставленного пленного и возвращает его на Родину именно с целью спровоцировать мятеж военных. Возможно, имперская разведка (в лице Оберштайна) точно знает, что Ян Вэнли выступит против мятежников и тогда в армии Союза - раскол, внутренняя борьба. Не исключено, что имеется козырь в рукаве, и в решающий момент Рейх обнародовал бы сведения о своем сотрудничестве с мятежниками, тем самым дискредитировав их - и тогда раскол, внутренняя борьба...
Но меня не оставляет мысль о том, что бы было, окажись в Союзе кто-то действующий столь же решительно и последовательно, как Оберштайн в Империи. Карфаген должен быть разрушен... Подставим вместо вычеркнутого династию Гольденбаумов или систему, выдвинувшую на руководящие должности некомпетентных, работающих только на себя лиц. А ведь Оберштайн мог попасть в Союз во время взятия Изерлона. Думаю, не имея возможности избавиться от Гольденбаумов изнутри, он мог бы поспособствовать разрушению снаружи, для чего пришлось бы переформатировать уже Союз. Тут я вспомнила, что видела как-то фанфик с подобным сюжетом, но он меня тогда не заинтересовал. Нашла, прочитала. Это "Другая вода". Начало - именно то, чего я и хотела, но все быстро заканчивается тем, что Оберштайн катастрофически ошибся в оценке Яна и его окружения. И впечатление у меня двойственное. С одной стороны, я быстро нашла аргументы, почему так не могло быть. С другой - я эти аргументы нашла, потому что не хочу, чтобы так было. ;) Рационализация моего подсознательного желания ХЭ для Оберштайна на мотив "онбыникогда!". Идея Автора понятна и, как идея, очень интересна, раскрыта блестяще... Мне просто хочется о другом. Однако плен при взятии Изерлона придется отставить - уже разработано.
читать дальше

@темы: "ЛОГГ"

21:50 

Купались сегодня со спецэффектами. Мы северо-восточнее Москвы, часов пять на поезде, и погода у нас примерно такая же. Уже месяц жарко, но постоянные дожди. Сегодня с утра небольшой ливень прошел, и после обеда отправились на речку. Солнце печет во всю, пушистые белые облака, а за рекой небо иссиня-серое, видимо, к Волге (она дальше) дождь идет. Гром гремит, молнии пропадают небосвод, а у нас солнце и легкий ветерок. Потом, гроза дальше ушла, горизонт посветлее, кусочек радуги показался. Когда на купались, радуга уже двойная была, собрались домой радуга протянулась на полнеба, очень яркая. Шли, оглядываясь. И ветер усилился, по лугу волны, как на море. Переливы всех оттенков зеленого. Красота неописуемая!

15:03 

11 июля - Всемирный день шоколада!

Мы вот не знали и билеты на выставку шоколада в Ярославском музее купили в рамках развлекательной программы для детей. Попали на мастер-класс шефа-кондитера ресторана Ванильное небо. Очень интересно. Познавательно - я поняла, что мы делали не так, пытаясь приготовить конфеты, попробуем теперь с учетом полученных знаний. Праздник удался! На викторине выиграли конфеты не только детям, но и оставшимся дома родственникам. Потом была дегустация. Очень вкусно!
А в сентябре будет еще Международный день шоколада. Нужно отметить.

22:15 

Перспективы Союза Свободных планет.

Я замечаю, что меня все больше увлекает происходящее в Союзе. И это понятно. У Рейха в сущности нет выбора: если центральная власть не укрепится, сломив сопротивление внутри и подавив внешних врагов, то Империя прекратит свое существование - центробежные силы в лице аристократии растащат ее, наступит халс, анархия и интервенция Союза. Финита! А вот в Союзе вариаций развития гораздо больше. Преимущество демократической системы в гибкости, за что приходится расплачиваться меньшей способностью к мобилизации. Правящая верхушка Союза представлена как партия войны, однако, не обозначены цели войны. Что будет являться победой: признание Рейхом, установление правил совместного существования; или уничтожение Империи, как субъекта политики, установление верховенства своей власти, своего права. Так как цель не определена, складывается ощущение, что власть имущие заинтересованы в самом процессе. Их устраивает вялотекущая война. 1) На военных заказах делаются очень большие деньги, вероятно, в Совете находятся лоббисты ВПК; 2) есть возможность для расширения личной власти (частная армия рыцарей-патриотов), ограничения некоторых прав и свобод, использования идеологической дубины против оппонентов (обвинение в посредничестве врагу, измене); 3)прекрасное оправдание любых проблем и неудач; 4) решение проблемы безработицы через утилизацию невостребованным рабочих рук. Противостоит партии войны партия мира, которая тоже не уточняет, что именно она подразумевает под миром: капитуляцию Империи или ее разгром и заключение договора. (Как я уже писала, для Рейха было бы естественно вести свою игру с лидерами партии мира - устраивать переговоры, намекать на возможность компромисса, подкармливать деньгами и услугами... и время от времени сдавать информацию о них разведке Союза). Сложность в том, что кто бы не пришел к власти демократическим путем он оказывается в вилке: либо мобилизация ресурсов и перевод экономики на военные рельсы ради решительной победы, либо капитуляция. И то, и другое абсолютный провал на следующих выборах, а значит, не может быть реализовано. И здесь логичный выход - военная диктатура (римляне были очень эффективными управленцами и не зря придумали экстраординарного магистратуру для особенных ситуаций). На самом деле, это единственное чего следовало бы бояться Рейху, но в ЛоГГ имперская разведка и стоит за попыткой захвата власти. Они ведут очень рискованно игру, рассчитывая на сопротивление и противостояние. Если бы мятежников поддержали все военные силы, по крайней мере, никто не выступил против, ослабленный внутренними конфликтами Рейх столкнулся бы с реальной силой, которой необходима победа над внешним врагом. Вероятно, в Союзе закрутили бы гайки, его граждане познакомились бы с репрессиями, всеобщей мобилизации, принудительным трудом... Но шанс одержать победу над пресловутой Империей во имя свободы и независимости появился бы.

22:14 

Перспективы Союза Свободных планет.

Я замечаю, что меня все больше увлекает происходящее в Союзе. И это понятно. У Рейха в сущности нет выбора: если центральная власть не укрепится, сломив сопротивление внутри и подавив внешних врагов, то Империя прекратит свое существование - центробежные силы в лице аристократии растащат ее, наступит халс, анархия и интервенция Союза. Финита! А вот в Союзе вариаций развития гораздо больше. Преимущество демократической системы в гибкости, за что приходится расплачиваться меньшей способностью к мобилизации. Правящая верхушка Союза представлена как партия войны, однако, не обозначены цели войны. Что будет являться победой: признание Рейхом, установление правил совместного существования; или уничтожение Империи, как субъекта политики, установление верховенства своей власти, своего права. Так как цель не определена, складывается ощущение, что власть имущие заинтересованы в самом процессе. Их устраивает вялотекущая война. 1) На военных заказах делаются очень большие деньги, вероятно, в Совете находятся лоббисты ВПК; 2) есть возможность для расширения личной власти (частная армия рыцарей-патриотов), ограничения некоторых прав и свобод, использования идеологической дубины против оппонентов (обвинение в посредничестве врагу, измене); 3)прекрасное оправдание любых проблем и неудач; 4) решение проблемы безработицы через утилизацию невостребованным рабочих рук. Противостоит партии войны партия мира, которая тоже не уточняет, что именно она подразумевает под миром: капитуляцию Империи или ее разгром и заключение договора. (Как я уже писала, для Рейха было бы естественно вести свою игру с лидерами партии мира - устраивать переговоры, намекать на возможность компромисса, подкармливать деньгами и услугами... и время от времени сдавать информацию о них разведке Союза). Сложность в том, что кто бы не пришел к власти демократическим путем он оказывается в вилке: либо мобилизация ресурсов и перевод экономики на военные рельсы ради решительной победы, либо капитуляция. И то, и другое абсолютный провал на следующих выборах, а значит, не может быть реализовано. И здесь логичный выход - военная диктатура (римляне были очень эффективными управленцами и не зря придумали экстраординарного магистратуру для особенных ситуаций). На самом деле, это единственное чего следовало бы бояться Рейху, но в ЛоГГ имперская разведка и стоит за попыткой захвата власти. Они ведут очень рискованно игру, рассчитывая на сопротивление и противостояние. Если бы мятежников поддержали все военные силы, по крайней мере, никто не выступил против, ослабленный внутренними конфликтами Рейх столкнулся бы с реальной силой, которой необходима победа над внешним врагом. Вероятно, в Союзе закрутили бы гайки, его граждане познакомились бы с репрессиями, всеобщей мобилизации, принудительным трудом... Но шанс одержать победу над пресловутой Империей во имя свободы и независимости появился бы.

@темы: "ЛОГГ"

19:50 

Земные аналогии с ОЭ

ОЭ у меня сразу и прочно сплелись с Францией первой половины 17 века (хотя Фердинанд и Катарина, если подумать, едва ли не копируют Людовика 16 и Марию-Антуанетту, только Алва на роль преданного шведа никак не подходит). Мне как-то в голову не приходило заглянуть в предшествующую эпоху, несмотря на прямую ассоциацию Октавианской ночи с Варфоломеевской. А ведь Алва играет при дворе Талига ту же роль, что и герцог Гиз. Он прежде всего иноземный принц, причем если Гизы - младшая ветвь Лотарингских дома, Алва полноправный сеньор Кеналлоа, прославленный военачальник, чрезвычайно популярный в народе, признанный красавец, любимец женщин. Он имеет права на престол идущие от Франциска Великого, более того он Ракан (Гизы претендовали на наследованиеиКарлу Великому), очень многие желали бы видеть его на престоле вместо слабого короля (очаровательный нюанс, сам Гиз прямо не объявлял о своих претензиях, но его сестра публично заявляла о намерении постричь Генриха 3 в монахи; в ОЭ ее роль относительно Алвы исполнил Сильвестр ;)). А Ричарда Окделла можно сравнить с Антуаном Бурбоном. После измены коннетабля Шарля Бурбона, его титул перешел к младшей ветви (при этом от богатоготнаследства Людовика Святого мало что осталось - были другие претенденты). Бурбона стали играть жалкую роль при дворе, с ними - принцами крови! - обращались как с бедными родственниками. Антуаном манипулировать, и он велся на любой развод, так и не сумев стать центром силы.

@темы: "Отблески Этерны"

15:28 

Дочитала Екатерину. Любопытно, но все книги об этом времени : и художественные, и исторические - оставляют меня с чувством острой жалости к последним Валуа. Они мне не нравятся. Совершенно. Я всей душой за Генриха Наваррского (и даже не благодаря Дюма, скорее Генриху Манну), но Карла 9 очень жалко. И Генриха 3. Забавно, в сериале Жигунова, весьма вольно обошедшемся с текстом Дюма, который в свою очередь еще более вольно трактовал историю, Генрих 3 получился именно таким, каким представляется мне в серьезной исторической литературе. Поймано нечто самое важное, составляющее самую суть.
Квинтэссенцией всего прочитанного по эпохе религиозных войн во Франции для меня является ощущение обреченности. Никто ведь не хотел ввергать страну в десятилетия кровопролитий, разрухи, долгов. И меньше всего это было нужно королевской власти. Екатерина Медичи отчаянно балансировала между аристократических группировками, религиозными фанатиками, могущественными зарубежными державами. Она и правда шла на уступки гугенотам, ее правительство долгое время возглавлял л'Опиталь - идеолог умеренных. Филипп Испанский обвинял французское правительство в излишней мягкости, в предательстве интересов католицизма, подозревал саму Екатерину в отступничестве. Однако политика умиротворения только распаляла страсти. Я в общем-то могу понять и радикальных католиков - с их точки зрения пришли последние времена, когда какие-то оборзевшие нечестивцы оскорбляют все самое святое и вдобавок наводняют страну наемниками. Можно понять Гизов, которые совершенно логично полагали, что если королевская власть не способна сохранить порядок в стране, это следует делать им воинам и князьям церкви. (Кстати ни разу не встречала комплиментарного Гизам сочинения, может стоит поискать биографии лотарингских принцев). Можно понять и вождей гугенотов, вероятно, многие из них приняли новую религию не столько в следствии философских размышлений, сколько почуяв удобное идеологическое оружие в борьбе за свои привеллегии против усиливавшейся центральной власти. Понять можно всех, но сорок лет кровопролития завершились эдиктом Генриха 4, который, в сущности, повторял договор 1577 года! В жизнеописание Генриха 3 ( кажется Эрланже, но могу и наврать) упоминается, что реформы Генриха Бурбона фактически повторяли указы его предшественника, которые так и не удалось реализовать. То есть, вся разница в том, что Генрих 3 не сумел воплотить в жизнь законы, а Генрих 4 смог, и потому он Великий. Но в этом сама суть - только те законы реально являются законами, которые работают. И почему у одного они работают, а у другого нет - неизвестно. Дело в личных качествах, в способности Генриха Бурбона подбирать сотрудников? Или в том, что сперва необходимо утвердить власть, а уж потом проводить реформы, жестко карая ослушников с помощью созданного аппарата насилия... Или просто должна была иссякнуть дурная энергия, чтобы обессиленные десятилетиями битв люди приняли условия мира, которые столь надменно отврегали? Возможно, план Колиньи о войне против Филиппа Испанского в Нидерландах был именно тем, что доктор прописал. Ушли бы пассионарии биться за пределами Франции, и королевство смогло бы мирно жить. Но Екатерина смертельно боялась войны с Испанией, и не без причины - совсем недавно Карл 5 угрожал Парижу. В общем, все было как было.

23:58 

Я читаю сейчас биографию Екатерины Медичи, автор Леони Фрида, не скажу, что какие-то откровения, но некорые эпизоды я для себя прояснила. Например убийство Франсуа де Гиза. читать дальше
Я обратила внимание на обстоятельства, которые постоянно упускаются романистами в попытке изобразить эпоху. Прежде всего, отсутствие приватности. Рождение и смерть, отход ко сну и пробуждение, оправление естественных потребностей - все происходило публично, обсуждалось, смаковалось. Вокруг знатной особы постоянно толпилась уйма народу, ни о каком личном пространстве и не заикались. Послы при дворе подкупали камердинеров и прачек, чтобы точно знать, насколько результативно проводят ночи супруги. Вся физиология была на виду, о ней говорили, не стесняясь. Подробно сообщали в письмах о печеночных коликах, гнойниках в "секретном месте", других малоаппетитных вещах. Скрыть что-то в таких условиях невозможно. О вскочившем на попе прыщике мгновенно становилось известно, его размер, форма, цвет, происхождение - все досконально изучалось. Так что, увы, Катарине Оллар в ОЭ вряд ли удалось бы скрыть беременность, особенно, учитывая тот факт, что окружающие ее дамы уже трижды наблюдали ее в этом состоянии. Так как знатный господин постоянно был окружён приближенными, от тех, кто выносит его ночной горшок, до секретарей-управляющих-начальников охраны, его симпатии и антипатии, стратегические цели, образ действий, были общеизвестный. Герцог Придд просто не смог бы годами хранить тайное намерение сменить сторону. Слишком многие ловили каждое его слово, жест, интонацию, паузу, следили, во что он вкладывает средства, откуда выводит их. Забавно, но ВВК то вспоминает о реалиях эпохи, то забывает о них. Она совершенно справедливо описывает, как обсуждается интимная жизнь Окделлов, под каким контролем находится королева и все ее траты. При этом не только виконт Валме, но и целый Первый Маршал герцог Алва разгуливают сами по себе, а герцог Окделл и виконт Лар обходятся без личных слуг.
Меня неизменно умиляет меркантильность реальной аристократии в отличии от вымышленных благородных бессеребренников. Графы и герцоги превосходно умели считать деньги, земли, драгоценности. Они бесконечно конфликтовали по поводу причитающегося им дохода, спорного наследства, требовали должностей, на том основании, что прежде ее занимал кто-то из родственников, и очень-очень неохотно платили долги. Мирные договора и соглашения полны перечислений какие города, крепости, доходы получит тот или иной примирившийся с короной аристократ. Особенно восхищает неизменное требование оплатить нанятые ими войска. Аристократы той эпохи жили в постоянной погне за наличными деньгами, они собирали коллекции должностей, получали права на доходы и сборы, уступали их откупщикам, требовали от королей и от просителей денежных подарков, меняли земли и доходные статьи в разных комбинациях. Образ благородного воина, который выше всей этой мелочной суеты ради презренного металла, появился, пожалуй, лишь в эпоху романтизма. Вельможи и рыцари, дворяне шпаги и дворяне мантии были прагматиками. Отношение Алвы к имуществу не было бы понято.
Наверное, более всего привлекает меня в эпохе некая камерность. Все действующие лица на исторической сцене были хорошо знакомы, если не лично, то заочно, чаще всего являлись родственниками. Они учились у одних наставников, играли в одни игры, спали с одними и теми же женщинами. В эпичных конфликтах того времени неизменно присутствует оттенок коммунальной свары по поводу того, что кто-то кому-то плюнул в суп. Сцеплялись из-за вожделенный должности, из-за небрежно брошенного слова, из-за спорного замка, из-за раздутой сплетни. Заключались союзы, менялись стороны, вчерашние враги закрепляли дружбу браком, а бывшие друзья оказывались по разную сторону баррикад. Это восхитительная игра (разумеется, если наблюдать ее на расстоянии столетий) завораживает своей изменчивость, неверностью. Аристократы ощущали свою обособленность, свое корпоративное единство. Поведение в плену Руперта вполне соответствует нравам эпохи, но вот сами армии в ОЭ явно принадлежат более позднему времени. Тогда аристократа было почти невозможно казнить по суду, только убить исподтишка или в горячке боя. Знатные пленники как правило находились в комфортных условиях и чаще всего играли роль переговорщиков между сторонами. Для того чтобы лишиться своего статуса аристократу нужно было очень постараться. Он все равно оставался одним из своих, кузеном, зятем, деверем... И потенциальным союзником.

23:21 

И входит Фернер...

В 18 серии очень наглядно показано отношение Райнхарда к принятой в Рейхе модели верной службы. Один из подчиненных герцога Брауншвейга фон Штрайт объясняет, почему советовал своему господину устранить Лоэнграмма - это позволило бы избежать гражданской войны и бесчисленных жертв. Райнхард, выслушав, предлагает ему вернуться к герцогу, но фон Штрпайт отказывается - Брауншвейг не поверит ему (почему отпустили только вас?), он не верит в преданность. Тогда Лоэнграмм предлагает поступить на службу к нему. Фон Штрайт отказывается, так как в этом случае пойдет против герцога Брауншвейга, и Райнхард освобождает его без всяких условий. Очевидно, что он уважает взгляды фон Штрайта, типичные для Империи: каким бы ни был господин, верность обязательна, если служить ему невозможно (он сам отказывается) не следует поддерживать его противников. Следующим появляется Фернер и прямо заявляет, что хотел бы служить Лоэнграмму. На вопрос, а как же его прежни господин Брауншвейг, Фернер дает развернутый ответ, по сути раскрывающий сформулированную Оберштайном мысль. Он говорит, что служить тому, кто не разбирается в людях, все равно, что метать бисер перед свиньями - бессмысленно. Райнхард обращается к Оберштайну, передает ему этого офицера со словами "найдите ему приминение". Его отношение к Фернер заметно холоднее, сугубо утилитарное. Райнхард счел, что он может быть полезен, но его взгляды ему чужды. Он вынужден использовать таких людей, их беспринципность ему полезна, но не близка. Райнхард сам воспитан на тех же идеадлах, что и фон Штрайт, он рад был бы придерживаться их и не иметь дела с теми, кому эти идеалы чужды. Ему приходится быть прагматиком и терпеть рядом Оберштайна. Ну и Фернер такого же аморального типа отправляет к нему, - подобное к подобному. Граница между "мы", в число которых входят и благородные враги, вроде фон Штрайт и Меркатца, и "они" - вынужденные союзники явственно ощущается.

Бесподобный момент. Когда Райнхард передал Фернер под начало Оберштайну, тот взглянул на него, и лицо Фернера на мгновение словно отразило его собственное. Это потрясающе!

@темы: "ЛОГГ"

22:52 

О персонажах. Кирхайс. Ян Венли.

На мой взгляд, Зигфрид Кирхайс - самый скучный персонаж Легенды. Причем скучен он и как личность, живой человек, и как художественный образ. Его, конечно, постарались подать - нарисован с любовью, каждое появление сопровождается восторженным хором: "Ах, какой красавчик! Выдающийся полководец! В таком юном возрасте и такие свершения! Второй после Райнхарда! Почти также гениален, но еще и человечность, скромен, уравновешен, кладезь всяческих добродетелей без единой червоточинки! О, такой враг не чета нашим руководителям! Хорошо бы с ним пообщаться, подружиться! Достоин, достоин, достоин..." По-моему, эти усилия лишь подчеркивают тот факт, что ничего интересного Кирхайс из себя не представляет. Его образ в произведении исчерпывающе раскрыт в первых сериях: малолетний сын цветовода был потрясен юными фон Мюзелями и посвятил свою жизнь служению брату и сестре. Никакого развития персонажа не предусмотрено. Все, что можно раскопать самому неутомимому аналитику, это вопрос - перенес ли юный Зигфрид чувства к сестре на брата или наоборот? Но независимо от результата, очевидно: в сестру он почтительно влюблен, брата обожает. Чувства к Аннерозе и Райнхарда разнятся даже не сексуальным влечением, которое никак не проявляется, а тем, что с Райнхардом он тесно общается, а с Аннерозе изредка видится. Собственно, единственное, что делает Кирхайсу значимым элементом легенды - отношение к нему Райнхарда, но для этого он годится и мертвым.
Как человек Кирхайс еще более скучен. Его собственное "Я" абсолютно зависимо от Райнхарда, он как будто не воспринимает себя, как отдельную личность. У него нет своих целей и стремлений. Чувства есть. Зигфрид влюблен в Аннерозе, но намерение освободить ее от престарелого любовника принадлежит не ему. Цель избавиться от кайзера, династии, перестроить весь Рейх и вернуть свободу сестре ведет Райнхарда. Кирхайс следует за ним, слегка ужасаясь такой дерзости в начале, потом приняв программу действий, как данность. У Зигфрида есть какие-то убеждения, понятия о должном и недолжном, достойном и благородном, подлом и отвратительное, но все это соотносится с Райнхардом, как с главной ценностью внутреннего мира. Вся душевная жизнь Кирхайсе сфокусирована на Лоэнграмме. Примечательно, как спокоен он при подавлении мятежа Кастропа, не показывает ни возмущения недоверием подчиненных, ни удовлетворения, когда в него поверили. А что ему волноваться, если к Райнхарда это отношения не имеет? Кирхайсу интересует только выполнение задания, собственных амбиций у него нет. Лоэнграмм беспредельно заполняет все его существо, ни другим привязанности, ни даже ненависти места не остается. Он зеркало, отражающее Райнхарда. Зеркало, которое пытается отражать своего кумира в наиболее выигрышный ракурсах, но только зеркало.

Ян Венли вызывает у меня самые противоречивые чувства. С одной стороны, мне трудно поверить, что кто-то способен достичь высот в деле, которое его не увлекает, тем более таком много плановом и сложносоставном, как военное искусство. С другой, очень увлекательная идея показать человека, который не смирился с вроде бы ненужным ему даром и не принял миссию по спасению, а упорно открещивается от нее. С одной стороны, меня возмущает, что Ян не берет судьбу Союза в свои руки - как же так! Он может, а значит, должен! С другой, я понимаю, что никому он ничего не должен. Как ни странно, на самом деле мне близка позиция именно Яна. Я сама в реальной жизни руководствуюсь словами Честертона о том, что люди на само деле достойные не идут в политику; они воспитывают детей, выращивают цветы - занимаются чем-то стоящим. И Ян Венли, мне кажутся, ярко иллюстрирует эту истину. Если бы людей, подобных ему, было больше, мир был до гораздо более приятным местом. Ян без сомнения очень обаятелен, его суждения продуманный, но... Тут моя мысль совершает круг, я полагаю, для успешной эвакуации с Эль-Фазиля он должен был обладать и жесткостью и способностью к волевым решениям. Где все это сейчас? В общем, Ян Венли очень интригующий персонаж, и чем дальше, тем больше. Посмотрим.

@темы: "ЛОГГ"

16:01 

О социальном устройстве Рейха и заодно о военных действиях.

В 13 серии показали виконта и одноименную с ним планету (как раз тот случай, когда планета соответствует отдельно взятому аулу). Виконт явно воспринимает себя кем-то вроде феодала, ответственного за проживающих в его владениях людей. Можно предположить, что аристократы в процессе освоения планет получали определенные права на них, обязанности (судопроизводство? защита? инфраструктура? обеспечение поселенцев средствами производства?), однако, я не понимаю, как такое аграрно-феодальное общество сочетается с космическими технологиями. Для производства космолетаов, соответствующей им инфраструктуры, оружия - необходима развитая металлургия, химическое производство, геологоразведка, наукоемкие отрасли, энергетика. Стоит ли возится с фермерскими хозяйствами, которые обеспечивают в основном себя, если есть технологии, способные обеспечить 5 миллионов населения на искусственном объекте? (Кстати, любопытный эффект - настолько привычна связка деспотичный Рейх -' отсталость, демократический Союз -новаторство, что при описании Изерлона, на который прибыл назначенный командующим Ян, я в первый момент восхитилась гениальность Союза, и только потом сообразила, что создал Изерлон со всеми его технологическими чудесами, в том числе гидропоникой, Рейх.) В общем я пока не понимаю, как работает общественно-политическая система Империи. Не соответствует базис надстройке.
Наступление Союза на Империю замечательно со всех сторон. Прежде всего, чисто военное. В плане изначально не обозначена цель. Скажем, идея Наполеона была в том, чтобы вторгнуться в Россию, разбить в приграничной сражении армию, если понадобиться продвинуться, захватив магазины, разбить вторую, заключить выгодный мир. План Союза не предусматривает сражения - войска Рейха в панике разбегутся, население будет приветствовать освободителей... И? Дальше что? Союз закрепляется на захваченных планетах, потом продвигается дальше, пока не распространить власть на весь Рейх? Исключительно военным путем? А с войсками, что делать? - давать гражданство Союза, закрывать в резервации, что? Самое поразительное, никто не спросил, в чем же конечная цель плана (и что делать, если флот Империи будет сопротивляться).
Еще интересней ответ Рейха - отступить, отдав территории, забрать припасы у населения, чтобы Союзу пришлось их кормить. Вот на этом я зависла. Тактика отступать, заманчивая врага в глубь территории, чтобы он растянул коммуникации и оторвался от баз, известна с античности. Первый раз слышу, что у местного населения уходящая армия отбирает припасы. Свои базы вывозили и уничтожали, инфраструктуру разрушали - этого хватало. А уж в условиях космических технологий уничтожение космопортов доставит захватчиков куда больше неприятностей, чем взорванный мост. Единственное объяснение, которое я могу придумать, такой финт нужен для большего драматизма. И сбор припасов у населения показали с душещипательными подробностями, и, главное, поворот войск Союза от освобождения и раздачи еды к инквизиции и подавлению недовольства получился крайне эмоциональным. Но, рассуждая здраво, можно было обойтись и без насилия над здравым смыслом. Если бы войска Рейха, отступая, подрывали инфраструктурных объекты, драмы было бы не меньше. Если бы войска Союза не раздавали еду, а не отбирали ее + аосстанавливали разрушенное испанцами, им были бы точно также благодарны, и переход к реквизиции припасов и насильственной мобилизации на работы, также вызвал бы возмущение. Собственно, именно разрушение инфраструктуры объясняет, почему Союзным войскам пришлось заняться агротехнологиями, ведь до их прихода на полях все прекрасно росло (не чернозем же имперцы изъяли!). Переход к реквизициям был неизбежен, если Союз рассчитывал на базы имперского флота, (их-то и должны были вывезти), а транспортный флот разбили (нечто подобное произошло после битвы при Лесной, когда Карл остался без обозов). В результате, получилась классическая схема.
И опять отколичестве, которое не переходит в качество. Армия вторжения - 30 миллионов человек. Могло быть и три, и 300 тысяч, и 30, и 3, и тристо человек. А что три десятка космопортов с экипажем в десять человек. Тактика та же.

@темы: "ЛОГГ"

02:13 

О названиях и именах...

Я только глубокомысленно заключила, что названия союзных космолетов греческие, как появился Кухулин, а затем и Перун ;)
Что меня восхитило, так это нормальные русские фамилии: Патричев, Конев, Бородин, а не дикие конструкции, которые изобретают американцы.

@темы: "ЛОГГ"

22:57 

Новая версия ЛоГГ.

Посмотрела для сравнения 7-8 серии. Увы, полностью исчезла атмосферность, но если бы только это. Такое ощущение, что новую версию снимали по девизом: "Проще! Слащавей! Тупее!" Раздражает прорисовка - остренькие носики основных персонажей превращают их в профиль и три четверти в буратинок. Широкие мазки теней и заниженная талия делает имперскую форму мешковатой. Нормальные куртки Союза здесь превратились в какие-то бесформенные пиджаки. Грудь Фредрики подчеркнута так, что кажется огромной и обвисшей. Имперцы в Изерлон все как один представляют типаж быдла - огромные жлобы с гранитными челюстями. Командующий флотом - уродливый дегенерат. Видимо, чтобы ни у кого не возникло сомнений, это плохие, болеть надо за противников. И еще эти жуткие каски времен первой мировой! Жуть!
На этом фоне недовампирский вид Оберштайна воспринимается философски. Отдельно доставляет перевод - приходится мысленно переводить деревянные фразы на литературный.
Проникновение розенриттеров в Изерлон растянули, разбавили отсылками к обсуждению операции и к сентиментальными воспоминаниям детства. Долго и нудно жевали возможность предательства розенриттеры, в классическом аниме это момент коротко и изящно развернули в обсуждении. Фон Шенкопф превратился в какого-то гламурного хлыща, томного, мечтательного, сюсюкающего. Если в классической версии розенриттеры только появились в крепости, как их командир, прошептав о важной информации для командующего, упал, захлебываясь кровью, и его быстренько потащили, уже не заморачиваясь проверками. То в новой версии розенриттеры долго и нудно проходят эти самые проверки, ловко отметают возникающие подозрения и все же попадают к командующему. В классической (какого лешего? В настоящем ЛоГГ!) командующий наклонялся к "умирающему", и Шенкопф хватал его а в этой поделке героический розенриттер прыгает через половину комнаты, на лету уклоняясь от пуль. Ужасное впечатление!
Единственный плюс, подоплеку истории с Оберштайном дали открытым текстом. Когда командующий не поверил словам о ловушке и выставил его вон, он, видимо, покинул корабль. Что и вменяется ему в вину, как дезертирство. Мне это как-то не очевидно по визуальном ряду, собственно, я так и не поняла, в какой момент он покинул флагман, который был испепелен, а туманная фраза: " Глупец! Только бежав, можно отомстить"этот момент не проясняла.
Очень обидно, что в этой версии Пауль проговаривает вслух то, что в истинном ЛоГГ подразумевалось - Кирхайс не способен убить безоружного, а я могу.
В общем все грубо и пошло. Пойду смотреть дальше канон.

@темы: "ЛОГГ"

15:28 

Банзай, Союз!

На мой слух японская речь звучит резко и рвано, как выкрики команд, а единственное слово, которое я вычленяю, "банзай" ассоциируется с самоубийственной атакой самураев, поэтому славословия Союзу свободных планет и демократии производят непередаваемое впечатление. Что-то вроде, Ага! Вот вы и раскрылись ;). Забавно, но пороки Империи возмущаются гораздо меньше, наверное, потому что от сословного общества никакой социальной справедливости не ждешь, да, и сами имперцы не претендуют на совершенное устройство своего общества. Во всяком случае, я пока не слышала от них криков: "Банзай, Рейх!" Кайзер Фридрих меланхолично замечает, что человечество вполне способно обойтись без его династии. Философское восприятие действительности настраивает на определенный лад. Общество несовершенно, так жизнь вообще несправедлива. Союз возмущает своим лицемерием. Тем, что провозглашает существующий строй вершиной социальной эволюции и оправдывает принадлежностью к нему любые деяния. Союз ассоциирует себя чуть ли не с Цитадель Добра и старается подвести любой конфликт под борьбу с Мировым Злом. Как ни забавно, именно в Союзе с выпученными глазами орут "банзай" и желают Империи гореть в Аду. Именно в Союзе рыцари Света в Балаклава избивают на улицах несогласных с политикой Совета (свобода слова в действии) при попустительстве людей. В Рейхе власти устраняют оппонентов на законных основаниях. Возможно, это дурные законы, но власть имущие не противоречат сами себе. Они не строят из себя радетелей за народ. Они свободнее в своих решениях, поскольку не оглядывается на рейтинги. В Союзе электоральная коньюктура диктует образ действий. Ради перевыборов власти начинают военную компанию , прикрываясь громкими фразами о демократии, свободе, великой миссии.
Верховный Совет, принявший решение о вторжении в Империю, привел меня в восторг. Особенно дамочка в розовом -Корнелия Винзор. Как она набросилась на несогласных! Как прочувствовать вешала о свободном народе Союза, который пойдет на любые жертвы, чтобы уничтожить эту ужасную Империю. Что примечательно, никто не посмел высказаться в том духе, что надо бы заключить с Рейхом какой-то договор, чтобы они к Союзу не лезли со своим деспотизмом, а сами пусть живут, как хотят. Нет-нет! Это ужасная крамола. Мысль о священном долге принести демократию всем угнетенных, даже не подвергается обсуждению. Лишь финансист робко возражает, ссылаясь на невозможность экономики выдержать такую нагрузку.
Я и не подозревала, что военный Совет окажется еще ярче политического! Как зажег Фольк! Крестовый поход, знамя свободы и справедливости, вражеские войска будут деморализованные и разбегутся, население будет радостно приветствовать освободителей. Здесь прекрасно все. Сама идея о моральном праве решать, кому и как следует жить (на что никто не посмел возразить). Но еще более военный план, рассчитанный исключительно на бездействие противника. Так даже в настольную игру не выиграть, не то что войну.

@темы: "ЛОГГ"

23:08 

Холодные ясные электронные глаза.

Я восьмую серию второй раз пересмотрела. Один момент меня здорово смутил, не могла понять, как его интерпретировать. В целом схема ясна: после захвата Изерлона Союзом, виновным хотят объявить единственного выжившего офицера (вот кстати я не поняла, а почему так получилось, что других выживших нет?) Оберштайна, он приходит к Лоэнграмму (важно, что Оберштайн уже закидывал удочку через Кирхайса, еще до Изерлона, но его то ли не поняли, то ли не приняли всерьез), первая озвученная версия - таким образом пытается спасти свою шкуру (малодушно избежал смерти, трусливо прячется от справедливого наказания), Оберштайн прямо заявляет о своей цели - уничтожении существующего строя, Лоэнграмм требует арестовать его, Кирхайс направляет пистолет, Оберштайн советует ему выполнять приказание (здесь для меня одна неясность, он говорит Кирхайсу, вы не выстрелите, я ведь не вооружен, вы не можете убить безоружного - и не произнесенное, а я смогу - звучит в голове, Кирхайс и правда стоит столбом; а чего стоит? - ему сказали "арестуй", а не "Стреляй" - чего не арестовывает?) В общем, Оберштайн убедил Лоэнграмму, что ему нужен такой человек, как он. Так вот позже, Лоэнграмм расписывает Кирхайсу, что только использует Оберштайна. Он обосновывает свое решение, чуть ли не извиняясь за то что связался с недостойным человеком. Но ведь Оберштайн еще никак себя не проявил! Он вроде бы не сделал ничего такого, за что его можно счесть недостойным. Если только... Он единственный выживший офицер проигранного сражения? Неужели Лоэнграмм считает это виной, недостойным поступком? Очень соблазнительно списать на японский менталитет, но не знаю, не знаю... Если так, в оригинальной идее образ Оберштайна еще более сложен, чем можем представить мы.

Сцена шикарная. Оберштайн хорош до невозможности.

И еще один момент. В серии с покушением на Аннерозе (дебильном если честно, и в плане действий заговорщиков, и в плане случайного вмешательства Ройенталя с Миттельмайером,) Лоэнграмм, получив анонимное предупреждение, говорит, что сообщит Оберштайну. Кирхайс прямо не возражает, но ясно, что он против и самого Оберштайна, и конкретной идеи. Не понятно, сказал ли (и что именно поручил) Лоэнграмм, неясно какие меры предпринял Оберштайн. Случайными свидетелями оказались Ройенталь и Миттельмайер, привлекли Кирхайса, но спасители попали в безнадежное положение - угрожая Аннерозе, похитители велели им разоружиться. Тут погас свет, и расстановка сил изменилась. В итоге преступники бежали, Аннерозе не пострадала. И появился Оберштайн, по его словам он опоздал, но, как оказалось, к лучшему. Он и выключил свет в критический момент. Он уверенно назвал похитителей людьми Флегеля, но сразу заметил, что доказательств нет. Я безумно хочу узнать, что же все-таки было за кадром?
Все, я окончательно поняла, что хочу пейринг Пауль/Аннерозе, и чтобы он ее спасал сам без доблестной троицы.

@темы: "ЛОГГ"

22:38 

Аннерозе - мимолетное виденье, гений чистой красоты.

Я не могу вспомнить другого такого поэтичного одухотворенного образа в произведениях нашего времени. Аннерозе воплощение светлой мечты, романтических грез об истинной любви и благородство, с которыми так мучительно расставаться, взрослея. Далекая, как звезда, вечно юная, прекрасная, исполненная доброты и милосердия, мудрая и печальная - Любовь небесная, Беатриче и Лаура, Прекрасная Дама, служение которой само по себе величайшая награда. В ее образе нет ничего сладкого и приторного, вымученного, искусственного. Она живая, прелестная, спокойная, мудрая, любящая, очень цельная. Ей очень подходят слова, сказанные кажется Уайльдом: "Женщины, как биологических вид, гораздо ближе к цветам, чем к людям". Ничуть не удивляет то впечатление, которое она произвела на маленького Кирхайса, привязанность к ней постаревшего кайзера, преданность Райнхарда сестре. Ее спокойное достоинство, тихая грусть, ангельская красота облика, забота о близких, глубина суждений покоряют... Сцена, в которой маркиза Бенемюнде угрожает ей ножом потрясает своей дикостью - как можно касаться грубыми лапами столь нежное создание?! Почему же я не могу поверить в подлинность повторяемой Райнхарда истории о несчастье сестры?! Возможно, Танаки имел в виду именно это, но тогда, думаю, он и сам поддался обаянию образа, идеализируя его. По сути, все, что мы знаем об Аннерозе, передано через восприятие любящего брата и беззаветно влюбленного. Райнхарда и Кирхайс видят ее такой, интерпретирует ее слова и поступки именно так. Не факт, что они видят то, что есть, а не свою мечту.
Если бы Аннерозе, как утверждает ее брат, принудили к сожительству с отвратительным ей мужчиной, и все последующие годы она смиренно переносила его общество, страдала в невыносимой обстановке, вряд ли бы кайзеру было ней хорошо. Не похож он на человека, который получает удовольствие от вида мучений. Он не хочет знать о страданиях, он гонится за чувственным наслаждениями - еда, вино, комфорт, роскошь, цветы, женщины. С Аннерозе ему комфортно, он не чувствует себя тираном и садистом, а это значит, она мила и спокойна. Вряд ли шестнадцатилетняя девочка могла умело притворился довольной, более вероятно, ей на самом деле не было противно общество кайзера, его любезность, подарки, сама обстановка дворца. Что в общем-то неудивительно, если вспомнить из какой обстановки ее забрали и какая жизнь ждала ее в будущем - бесконечная работа по дому, обслуживание отца и братца в режиме 24/7. В моем детстве иронизировать, богатые тоже плачут, но в лимузине плакать приятнее, чем в трамвае. Мне кажется, Аннерозе решила, что страдать во дворце от ненужной роскоши и безделья, приятнее, чем в убогом домик от безденежья и ответственности. (На это можно возразить, что не в такой уж бедности фон Мюзели жили. Это действительно так. Объективно вполне средний уровень жизни. Но относительно того, что было раньше - они обеднели, переехали из аристократической квартала в простонародный, вероятно, лишились не только более высококлассного жилья, но и прислуги, и статусности). Разумеется, на сознательном уровне Аннерозе так не думала, она искренне говорила, что хочет помочь семье, все ради любимого брата! А в глубине души, наверное, было облегчение - можно забыть о домашних заботах, о грузе ответственности. Конечно, ей было страшно, стыдно, сама она бы не вступила на такую дорогу, но решили за нее. Аннерозе оказалась во дворце. Мы видим ее через несколько нет - прелестную, цветущую, несколько меланхоличную и отстраненную. Она не выглядит угнетенной, страдающей. Мне Аннерозе представляется удивительно гармоничной личностью, она находится в равновесии с миром и собой. Это ее брат переживает и негодует, Аннерозе спокойна. Это Райнхарда уверен, что дворцовые интриги не для нее, Аннерозе оказалась достаточно дочка, чтобы ее не втянули ни в какие разборки, не связали ни с какой партией. Она очень себе на уме. Думаю, ее все устраивает в занимаемом положении (ну, за исключением выходок отвергнуты фавориток), и она вовсе не мечтает жить в маленьком домике просто народного квартала, целыми днями чистить, сообщить, стирать, гладить, готовить... а уж тем более работать с восьми до пяти (кстати, а где она будет работать без образования? - об этом Райнхарда думал, мечтая вырвать сестру из золотой клетки?). Аннерозе все равно нужен кто-то кто обеспечит приемлемый уровень жизни и не будет слишком ее доставать. Похоже, старый кайзер отвечает основным требованиям. А Кирхайс? Он так трогательно влюблен, так предан... Это просто приятно. Любой женщине греет душу мысль, что для кого-то она идеал, это даже вызывает некий ответный отклик, но назвать его любовью...

@темы: "ЛОГГ"

15:15 

ЛоГГ. Империя и Свободный Союз.

Чего я не поняла ни из описаний, ни из фанфиков, так это социально-политического устройства Империи Гольденбаумов. Но и в аниме этот вопрос пока остается туманным. С Союзом все ясно. Нормальная демократия западного образца. Выборность власти, свобода слова, частная собственность. Ну и неизбежные издержки, описанные Довлатовым формулой: "Под солнцем свободы одинаково пышно растут гладиолусы и марихуана". Равенство по закону прекрасно корректируется неравенством имущественным - отсутствие бесплатного образования (как минимум высшего) ограничивает свободу выбора деятельности и ставит потолок выскочкам, которым для продвижения наверх придется стать частью системы - военной, партийной. Как это происходит написано много и подробно. Пресловутая свобода выбора в системе представительной демократии в реальности оборачивается беззастенчивой манипуляцией: люди не знают за кого на самом деле они голосуют (кто проходит по партийным спискам, кто на самом деле готовит программу кандидату)', не знают, реально ли выполнение предвыборных лозунгов, не знают, каковы будут последствия этих действий. Политики соревнуются в популистких лозунгах, настойчиво убеждая электорат, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным. Любимый вопрос Джессики Эдвардс - А почему вы не на фронте? - чистой воды популизм. Она ведь не ждет на самом деле, что партийный функционеров одномоментно превратиться в космолетчика? Она же понимает, что кто-то должен обеспечить строительство новых космолетов, разработку и внедрение нового оружия, снабжение армии, подготовку пополнения, реабилитацию ветеранов, не говоря уж о нормальном повседневном функционировании гражданской сферы. В конце концов саму Джессику на работу в госпиталь или на военный завод тоже не мобилизуют. Другое дело, что власти можно обвинить в недолжном выполнении обязанностей, в неудачном ведении войны, ее умышленное затягивании. Тут такая загвоздка - в аниме не показаны, даже не упомянуты переговоры между Союзом и Рейхом, а контакты дллжны быть, не даром так настойчиво упоминается Феззан. Создается впечатление, что в Партии Мира не знают о реальном положении дел (как в "Да, господин министр" - придя к власти, оппозиция получает секретные сведения и понимает, насколько ее программа не реализуема). По крайней пока я не понимаю, каким образом, они собираются прекратить войну - это ж не ремонт! Мир не заключать, армию распустить - ой, кажется, это уже было. Основная проблема для заключения мира в том, что для Империи Союз взбунтовавшиеся провинции, которые необходимо подчинить центральной власти. Отказ от субъектности, от самостоятельности во внутренней политики - обязательное условие. Союз на это пойти не может. (Эх, я б на месте имперцев сыграла на движении Мира, ведя с ними полуофициальные переговоры, подкармливая обещаниями...) Но вот в чем загвоздка, это мы зрители знаем, о невозможности компромисса с Империей, что об этом известно в Союзе не ясно. В общем-то логичное предложение нанести такое поражение Империи, что она вынуждена будет признать независимость Союза и сесть за стол переговоров. Нам неизвестны раскладки в пользу такого плана, только возражения Яна и близких к нему военных, что ресурсов Союза недостаточно. Однако есть резерв -хлебные карточки пока не вводят, подростков к станкам не ставят, экономику на военные рельсы не перевели. Но в условиях демократии подобное напряжение скорее всего приведет к социальному взрыву, альтернативой которого может быть та или иная форма диктатуры (не исключено, что для Трюнихта это и есть основная цель). Ян предлагает свой вариант: Изерлон перехвачен у Империи, и Молот Тора отныне нацелен на нее - можно сосредоточить силы на контроле за Изерлонским коридором, и ни какого формального мира не нужно. (У нас вот до сих пор нет мирного договора с Японией, и что?) Однако такой план очень неустойчив, при желании Империя найдет способ нанести удар, и тогда придется вести войну тотальную, но уже утратив стратегическую инициативу. Впрочем ничего подобного на Совете Союза не обсуждали. О, этот совет просто песня! Я наслаждалась каждой фразой: борьба за демократические ценности против Империи Зла! Самое главное, не обозначена цель войны - на каких условиях может быть узаключен мир? От чего возникает нехорошее подозрение, что целью является сама война, а свободолюбивая риторика не более чем обертка. Ситуация парадоксальная, но вполне реальная: и Рейх, и Союз не настроены на заключения мира, поэтому будут топить любые попытки компромисса.

Так вот, если с Союзом все ясно, то социально-политического система Империя для меня загадка. Понятно, что единоличная власть императора (хотелось бы все же поконкретнее, насколько он связан, не связан законом), а вот аристократия... В нашей земной истории была аристократия родовая, владеющая землей и распоряжающаяся проживающим на ней населением, что обеспечивало экономическую и военную основу ее власти. Была аристократия служебная, которая получала от верховного сюзерена земли и права над населением за службу, прежде всего военную. Со временем различия стиралиь, но одно оставалось неизменным - земельные владения и служба сюзерену. Аристократия стремительно деградировала по мере того, как земля теряла значение главного источника доходов, сверхдоходы стали давать промышленность, торговля, финансы - и титулы превратились в ничего не значение побрякушки. В то же время служба стала требовать не коня и доспеха, а определенных профессиональных навыков, так еще в Средние Века при королевском троне обосновывается безродные, но грамотные лигисты, разночинцы пошли в артиллеристы, инженеры. В эпоху космических технологий подготовка специалистов по идее должна была быть поставлена на поток. По идее их должны вербовать прежде всего из дворян, собственно, мы и слышим приставку фон перед именами военачальников (и я не понимаю то, как сформулированы претензии Райнхарда, что аристократия, пользуясь привеллегиями, не воюет - да они занимают высшие должности, но в горящих космолетах у офицера те же шансы выжить, что и у солдата-техника - скорее он должен был возмущаться, что аристократия забыла свой долг и на вместо службы Отечеству, за которую ей и положены привеллегии). Я могу предположить, что Гольденбаумы давали дворянство за службу, но я не вижу пока в сериале материальной базы к титулам. Разве кто-то стоит за Клопштоком, за маркизой Бенемюнде? У них есть шикарные дома и красивая одежда, но никакой военной или экономической мощи. По сути, речь не об аристократии, а о бюрократии - о власти государственных чиновников, источник которой занимаемая должность.

@темы: "ЛОГГ"

01:50 

Герои Галактики. Мое знакомство с аниме.

Вот и добралась я до героев. Сперва помучилась: те сайты, что дают русский перевод, зависают, просят денег, врубают рекламу... Мне надоело с ними воевать, стала смотреть с субтитрами, и вскоре поняла, что так лучше. Текст, возможно перевод, меня слегка царапает, а японская озвучка, благодаря характерным голосам, интонационному рисунку это ощущение скрадывает. В голос Оберштайна я просто влюбилась! Слушала бы и слушала.
С жанром аниме я не знакома, фактически, знаю лишь то, что он существует. Я опасалась, что стилистика окажется совсем не моя и помешает восприятию. С другой стороны, я понадеялась, что рисованность, заданная "невзаправдашнесть" поможет принять условность космооперы, не тратя лишних усилий на преодоление недоверия. Что же условность, в самом деле присутствует. Типичное для космооперы увеличение количественных показателей без качественных изменений - действие происходит в масштабах Галактики, но на самом деле планеты выступают в роли стран (причем не слишком больших), это в лучшем случае, некоторые больше смахивают на отдельно взятый аул. В битвах участвует умопомрачительные количество народов, но их ход напоминает не Мировые войны, даже не наполеоновские, а сражения древнего мира. Тактика сводится к лупить изо всех сил новаторство к уловке (типа, деревянной лошадки с отрядом внутри). Хороший полководец, по сути, фокусник, способный вытащить кролика из шляпы, предложение разбить вражеские силы по одиночке вызывает оторопь своей оригинальностью. В общем, наблюдать за сражением можно с тем же чувством, что и за битвами в Илиаде, убеждая себя, это ж эпос, у него свои законы. Еще одна условность, не знаю, присуща жанру, конкретному Автору, или именно этому произведению - схематичность сюжета. Очень жесткий линейный каркас, эдакие рельсы, по которым направляют зрителя. Но эта схематичность вполне органична искуственности рисованной картинки и не раздражает.
Легенды о героях Галактики покоряет потрясающей атмосферой, нежной акварельностью и прекрасной музыкой. Все вместе погружает в трогательно-хрупкую реальность, заведомо ненастоящую, так на то и Легенда! Я сперва пыталась провести параллели со временем перед первой мировой - Голсуорси и Уайлд, Бердсли и стиль модерн, но что-то не сходилось. Подсказку дали военные действия - ассоциация с 17-18 веками, война в кружевах, реверансы с противником, жесткие правила построения и рассчитанные по минутам маневры. Да именно так! Несмотря на то, что одежда в Союзе скорее соответствует 1950-м, а машины имеют футуристический дизайн. Рыцарственное отношение к даме, культ дружбы, мальчик-воспитанник, обещание "хорошего отношения" политику в обмен на безопасность невесты погибшего друга, невыполнима задание, прекрасная дама - идеал, чья безупречность не может быть подвергнута сомнению...
К своему удивлению я с особым интересом следила за происходящим в Союзе, мне казалось, я буду пропускать эти серии, но там все на самом деле захватывающе.

22:03 

Напротив, Звездных врат можно ставить галочку - просмотрено. На очереди Легенда о героях галактики.
Я точно помню, что оставляла себе ссылку на сайт, где ссылки на аниме, но не могу найти. Пока разыскивала, наткнулась на Титанию. Об этом совсем скудно. Кто в курсе, скиньте ссылочку, где поискать информацию. О чем там вообще речь, какие герои, какой сюжет.

15:32 

Звездные врата: Вселенная. Финал.

Досмотрела! Вымораживающий финал. Перекрыл даже пакостное впечатление от ветки с Новусом. Там все было так приторно- слащаво, благостно до тошнотворности. И кстати, не первый раз замечаю, что почему-то все поселенцы в затерянный мирах отчаянно косплеят Дикий Запад. Какая необходимость шить костюму-тройки и длинные платья, похоже с нижними юбками?
Так вот финал. Я все удивлялась, что образ юного героя недоучки подан так, что меня не бесит, в последней серии исправили. Окончательно порвана хоть какая-то логика сюжета. Остался бы с неработающей камерой Янг, это было бы в характере, остался бы Раш - было бы развитие персонажа, но остался Илай. Мотивация?! Если он сказал правду и, таким образом, самоутверждаться "А я круче Раша", это мелко, недостойно гения, не соответствует тому образу на самом деле хорошего парня, который был на протяжении всего сериала. Если он жертвует собой... Зачем? Ничего подобного за ним замечено не было. У Раша и Янга есть куча долгов, которые они могут таким вот образом отдавать. Для любого из них это может быть способом разрешить мучительный внутренний конфликт. Но у Илая ничего такого нет. Хуже финала я просто не могу представить.

@темы: "Звездные врата"

Сухие листья слов

главная